Долголетие — выигрыш в эволюционном казино

218
views
долголетие

В природе все прекрасно. Даже продолжительность жизни. Даже если она короче, чем нам хочется. У природы свои планы на наш вид и на наши тела. В целом мы ей так же важны, как и остальные 2 миллиона видов на этой планете.

Продолжительность жизни зайца оптимальна в масштабах планеты для того, чтобы заяц мог вырасти и несколько раз размножиться. В средней продолжительности жизни вида учтена скорость поедания зайцев волками. Запас прочности заячьих тел рассчитан с учетом оптимистичного, но реального прогноза – если очень долго бегать, каждого зайца рано или поздно съест волк. Даже если волков мало, а ты очень быстрый заяц. Исходя их этого, все заячьи физиологические процессы во времени организованы с учетом этого очень грубого и печального расчета: силы будем беречь на скорость бега, слух и размножение, а не на бессмысленное долголетие. Ведь козырнуть своим долголетием зайцу, скорее всего, возможности не представится, ему это подсказал долгий эволюционный опыт жизни рядом с волками.

Итак все мы завязаны в одну систему, где все регулирует все. Длина жизни волков как вида тоже природой рассчитана, с учетом частоты потенциальных голодных зим, когда совсем не будет зайцев, эгоистических планов волчьих паразитов и вирусов. И внутри волка «силы» распределены тоже с учетом всех этих факторов, и на неоправданно долгую жизнь он тоже сильно не тратится.

Но что будет, если волков вокруг зайцев вдруг не станет? Что произойдет, если организм вырвется из своей опасной экологической ниши и надолго останется один, без врагов и серьезных паразитов? В таком случае, через приличное число поколений, вид поймет, что можно рискнуть, и пожить подольше. С чувством так, для себя, как будто ты в эволюционном отпуске. Ведь чтобы выполнить минимальный заказ природы (поддержание числа особей) не обязательно интенсивно размножаться или быстро бегать. Можно жить не спеша, рожать по одному детенышу в сезон, особо не высовываться, но зато делать это много лет.

Такая ситуация сложилась у многих видов, и, в результате, они стали видами -долгожителями. Например, гренландский кит, который настолько стал большим, что никто его не ест, а плавает он в холодных водах где и риск инфекций меньше. Вот и живет до 200 лет. Или летучая мышь Брандта – мельче домашней мыши, и должна бы жить 2 года, а живет 15-25 лет. Потому что научилась летать и удачно улетела от хищников. Или голый землекоп – тоже мелкое млекопитающее, которое вместо положенных для его размеров двух лет живет до 35. Потому что стал жить под землей, где никто его не достанет. Что-то подобное случилось и с черепахами и голубыми акулами. Обстоятельства освобождения от гнета хищников и тяжелых условий у животных были различные и их расследование сложная задача, сейчас мы можем о них только предполагать.

Но получив возможность жить намного дольше, чем было позволено экологией ранее, животные столкнулись с новой проблемой. Если ты многоклеточный организм и существуешь долго, то у тебя неизбежно рано или поздно возникнет рак. Потому что причина рака – случайные мутации, которые возникают постоянно и с каждым годом их накапливается все больше. От них не спрячешься в холодных водах или под землей. И каждый из долгоживущих организмов стал по-своему приспосабливаться к этому неизбежному обстоятельству – развивать механизмы онкологической резистентности. Они не избежали рака совсем, многие до него доживают, но он у них встречается очень уж редко.

Голый землекоп приобрел мутации, которые позволили ему синтезировать высокомолекулярную гиалуроновую кислоту невиданной доселе длины. Она ему и по норам скользить помогает, и раковым клеткам мешает размножаться. Летучие мыши сильно развили у себя системы починки ДНК и подкрутили систему регуляции размера тела – начали хуже реагировать на собственные молекулярные сигналы роста. В результате ночница Брандта очень мелкая, слабо растет сама, и также поступает со своими раковыми опухолями.

Живущий под землей слепыш тоже долгоживущее млекопитающее. Как только его клетки проявляют признаки раковости, его организм начинает натравливать на них древних, спящих в геноме паразитов – транспозоны. Их очень много как в нашем с вами геноме, так и в геноме этих грызунов, но они поддерживаются в спящем состоянии, так как потенциально опасны и приводят к серьезным мутациям и повреждениям ДНК. Но слепыши научились активировать их в своих предраковых клетках, тем самым борясь с распространением рака.

Читайте также: Действительно ли мы хотим жить вечно?

Слоны тоже неоправданно долго живут, на них тоже мало кто, кроме людей, охотится. У них в геноме появились дополнительные копии гена р53, который следит за раковостью/нормальностью всех процессов в клетках. Этот ген есть у всех, но у слонов их больше и, видимо, у них этот белок более тщательно следит за процессами и более взвешено принимает решение – делиться еще этой клетке пару раз или ей надо совершить самоубийство.  Ситуация с китами и другими видами пока только изучается, но наверняка там тоже много интересных ноу-хау по борьбе с раком на уровне вида.

Все эти исследования очень полезны, они не несут готовых решений, но подсказывают самые неожиданные направления развития человеческой антираковой борьбы.

Это выглядит, как будто некоторые животные выиграли в эволюционном казино и, воспользовавшись шансом, весь выигрыш вложили в собственное долголетие.

Читайте нас также в Twitter, Вконтакте или Telegram. Полезные советы и интересные факты о здоровье и здоровом питании.

Источник

Комметарии

комментария (-ев)